Чья речь прекраснее, чем речь того,
кто призывает к Аллаху, поступает праведно
и говорит: "Воистину, я — один из мусульман?"

Фуссилат, 33

«Воистину, добрые деяния удаляют злодеяния»

[ Худ, 11:114 ]


«Бойся Аллаха, где бы ты ни был, и пусть за грехом последует благое дело, которое покроет его, и будь добр к людям»

[ “Сахих аль-Джами‘ ас-Сагир” ]


Шейх-уль-ислам Ибн Теймийя в комментарии к этому хадису сказал: «Если доктор обнаруживает, что больной принял то, что вредит его организму, то он предписывает ему принять то, что принесет ему пользу. Человек обречен на совершение грехов, и поэтому благоразумным человеком является тот, кто совершает добрые дела для того, чтобы покрыть злодеяния»

[ “аль-Васийа аль-Джами‘а ли Хейр ад-Дунйа ва аль-Ахира”, стр. 3 ]

ЯВЛЯЮТСЯ ЛИ ИУДЕЙСКИЕ И ХРИСТИАНСКИЕ ПИСАНИЯ ИСТОЧНИКАМИ КОРАНА

[ священный коран / 2647 раз(а) просмотрено ]   
|
 
В своей книге «Ислам и Запад: историческое обозрение» Филипп Хитти пишет: «Источники Корана несомненны: христианство, иудаизм и арабское язычество». Он подкрепляет свое утверждение заявлением о том, что во времена Пророка изображение Иисуса и Марии были на внутренней стене Каабы. То, что материал Корана записан со слухов, он демонстрирует кораническими утверждениями о том, что Иисус говорил с людьми, находясь еще в колыбели, и по воле Аллаха вдохнул жизнь в скульптуру птицы. Это утверждение в действительности соответствует апокрифическому Евангелию инфанса (младенчества). По его мнению, Мария, мать Иисуса, перепутана с Марией, сестрой Аарона. Он также считает, что кораническая история о Зу-ль-Карнейне, которого он считает Александром Великим, могла быть услышана им от сирийских христиан, которые знали о ней от византицев.

Ричард Белл писал: «Вопреки распространенному мнению, то, что изображение Иисуса было найдено на одной из колонн Каабы, не является хорошим доказательством нахождения христиан в Хиджазе: Мекке и Медине». Аргументы же Хитти таковы: «Хотя определенные коранические утверждения и имеют сходство с библейскими, это вовсе не гарантирует нам того, что Коран цитирует или прямо заимствует библейские тексты. Сходные утверждения имеются, например, 39-42 аяты 53-ей суры Корана и 20 стих 18 главы книги пророка Иезекииля; 44 аят 53 суры Корана и 6 стих 2 главы первой книги Царств; 5 аят 1 суры Корана и 1 стих 27 главы Псалтиря. Объ-яснение этому в том, что, будучи далеким от рабской подделки, Мухаммад исламизировал, арабизировал и национализировал материал». Коранические ссылки на «людей пещеры» и Зу-ль-Карнейна, которые никогда не ассоциировались с Библией, цитируются Беллом как доказательство того, что Мухаммад непосредственно не работал с Библией, а лишь косвенно получал информацию о ней.

Об источниках Корана Кристи Уилсон в книге «Знакомство с Исламом» пишет: «Исследователи придерживаются мнения, что чисто коранические истории могут быть описаны еврейским талмудом и апокрифическими евангелиями лучше, чем Ветхим и Новым Заветами». Уилсон также упоминает кажущуюся неувязку с Аароном и Марией. В своей книге «Источники Ислама» Ричард Белл пытается доказать, что «источники Ислама заключены в его христианском окружении… Ключ ко многому в Коране и к жизненному пути Мухаммада в целом лежит в его постепенном постижении знаний о содержании Библии. Мы можем увидеть сознательные заимствования – он вполне искренен в этом».

Кеннет Крегг пишет в книге «Призыв минарета»: «Библейские рассказы значительно отличаются от своих аналогов в Коране и предполагают устное, а не прямое знакомство Мухаммада с Библией. Почти отсутствует в Коране то, что можно было бы рассматривать как цитирование». Крегг твердо убежден, что такие очевидные несоответствия, как с матерью Иисуса, показывают, что уровень устных контактов Мухаммада был неудовлетворительным, чтобы твердо овладеть христианстким знанием.

X. А. Гибб в своей книге «Магометанство: историческое обозрение» упоминает другой возможный источник Корана: «С точки зрения коммерческих связей между Меккой и Йеменом было бы естественно предположить, что некоторые религиозные идеи были принесены в Мекку с караванами пряностей и тканей. В Коране есть детали языка, придающие правдоподобность этому предположению».

Линрон П. Харриес в своей книге «Ислам в восточной Африке» пишет: «Также как Мухаммад заимствовал из Библии, так и сегодня мусульмане, сознательно или нет, заимствуют христианскую идеологию даже в вопросах, которые Коран не поддерживает».

Согласно Р. А. Николсону, источниками Корана могут быть учения ханифов, иудеев и христиан. «Мы много слышали о христианах-отшельниках и ханифах, которые отвергали идолопоклонство. Перед началом своего призыва Мухаммад общался с некоторыми из них, так как путешествовал с торговыми караванами мекканцев. Мухаммад собирал знания со слухов и придал им превосходную форму».

Рассматривая влияние иудеев и христиан на Коран, «Новая католическая энциклопедия» пишет: «Принципиальное, но не исключительное влияние на Мухаммада оказали иудаизм и христианство. Очень возможно, что Мухаммад слышал импровизированные переводы иудейских и христианских священных писаний».

Другой трудностью в представлении жизни Мухаммада является его неграмотность. Как говорит Коран, если бы Мухаммад был грамотным, то многие критики могли бы сомневаться в правдивости его утверждений (29:48). Однако он был неграмотен и не мог собирать материалы ханифов, христиан, иудеев и язычников, чтобы создать на их основе новое учение и проповедовать его в течение 23 лет на неимеющем подобия по великолепию языке. Это невозможно без помощи пера.

Также не стоит забывать, что Мухаммад вырос в окружении язычников, а Коран, безусловно, монотеистичен. В Мекке было очень мало – а возможно, что и вообще не было, – ханифов, не разделявших поклонение идолам. Они не имели ни своих храмов, ни священных писаний. Нет даже документов об их верованиях. Возможно, это было несколько мекканских христиан, но их было крайне мало. Фактически, критики Мухаммада никогда не обвиняли его в изучения Корана от ханифов или христиан, однако они обвиняют его в изучении Корана от кузнецов с окраин Мекки, на чью работу он иногда ходил посмотреть. Коран отвергает это обвинение, указывая, что эти люди говорили на другом языке, в то время как Коран ниспослан на чистом арабском: «Мы заранее знаем, что они скажут: воистину, его учит всего лишь человек. Язык того, на кого они намекают, иноземный, язык же Корана – чистый арабский язык» (ан-Намль, 16:103). Контакты Мухаммада с образованными иудеями и христианами были очень ограничены. Он всего два раза встречался с Варакой ибн Науфалом, родственником своей жены Хадиджи, который ослеп в последние годы своей жизни. Даже живя среди арабов, Варака был христианином. Их первая встреча произошла в момент обхождения Варакой Каабы. Увидев Мухаммада, он подошел и нежно поцеловал его в голову. Вторая встреча произошла уже после получения Мухаммадом первого откровения. Три года спустя Варака умер, а ниспослание откровений продолжалось в течение 23 лет. Также были христиане в Найране, Йемене и несколько иудеев в Ясрибе, позже известном как Медина. Однако о поездках Мухаммада в Найран до или после начала откровений ничего не известно.

Перед началом ниспослания откровений Мухаммад был в Медине всего один раз. Тогда ему было 6 лет, и он вместе со своей матерью посетил родственников из племени Бану Наййар и могилу своего отца, который умер, когда Мухаммад был еще в утробе матери. Невероятно, что Мухаммад за день или два мог выучить все 66 или 73 книги Библии. Расстояние между Меккой и Мединой — сотни километров. В те времена не было ни самолетов, ни машин. Путешествие же на верблюдах занимало несколько недель, и Мухаммад не мог передвигаться между двумя городами незамеченным. Поэтому понятно, что такой путь возникновения Корана невозможен. Некоторые исследователи упоминают, что Мухаммад, якобы, вел дискуссии с иудеями и христианами, но они не упоминают даты этих бесед. Такие дискуссии действительно имели место, но только после переселения Пророка в Медину, а ведь за 13 лет, прожитых им в Мекке после начала ниспосланий, было ниспослано 2/3 объема Корана. Эти дискуссии отражены в Коране, например, с 33-го по 63-ий аяты суры «Семейство Имрана» были ниспосланы на 9-ый год после переезда в Медину по поводу прихода группы христиан из Найрана. И, как известно, Мухаммад встречал их не как ученик, а как учитель и наставник и даже исправлял их догмы.

Все имеющиеся документы показывают, что Мухаммад перед тем, как началось ниспослание Корана, лишь трижды выезжал из Мекки: в 6 лет вместе со своей матерью он ездил в Медину, между 9 и 12 годами в сопровождении дяди Абу Талиба он совершил торговую поездку в Сирию, и в 25 лет он водил караван Хадиджи в Сирию.

Вот мнение Джамала аль-Бадави: «Надо иметь сильное воображение, чтобы сказать, что будучи в деловой поездке, случайно встречаясь с иудеями и христианами, Мухаммад мог достаточно изучить обе религии и создать на их основе новую могущественную религию».

Более того, приведенные утверждения поднимают много вопросов. Джамал аль-Бадави сформулировал 6 из них:
  1. Почему вопреки изобилию исторических материалов о жизни Мухаммада и расширенным исследованиям его жизни в течение многих веков его критикам не удалось найти тех таинственных учителей, у которых Мухаммад мог узнать Ислам?
  2. Известно, что Мухаммад в течение 13 лет осмеивался и подвергался преследованиям. Было ли трудно такому количеству врагов доказать людям, что утверждения Мухаммада об откровениях были явной ложью? Было ли невозможно для них обнаружить и назвать людей, обучавших Мухаммада Корану?
  3. Мухаммад вырос среди людей, которым были известны все перипетии его судьбы, ведь племенная жизнь в пустыне характеризуется особой открытостью. Как могло множество его современников, включая его близких родственников, знавших его очень хорошо, поверить в его правдивость, имей они хоть какие-нибудь сомнения в правдивости его призыва?
  4. Какие учителя могли обучить Мухаммада последовательной и законченной религии, буквально перевернувшей мир? Почему они никак не реагировали на ученика, продолжавшего учиться у них и утверждающего божественность этого учения?
  5. Как могло большое количество иудеев и христиан, бывших современниками Мухаммада, принять Ислам и поверить в его правдивость в то время, как они знали, что он списал все с их божественных откровений или учился у их монахов и раввинов?
  6. Известно, что некоторые коранические откровения ниспосылались Мухаммаду в течение 23 лет, и очень часто люди становились свидетелями этого. Где же были те таинственные учителя Мухаммада? Как могли они так долго скрываться? Как мог Мухаммад, постоянно находившийся в окружении последователей, многократно совершать визиты к учителям и скрывать их так искусно, что за 23 года его тайна так не была раскрыта?
|
  
 
 

 аят(ы)

 что ищете?

 
ФАДЖР [ 2 ракята ]05:58
ВОСХОД07:31
ЗУХР [ 4 ракята ]12:27
АСР [ 4 ракята ]15:00
МАГРИБ [ 3 ракята ]17:20
ИША [ 4 ракята ]18:50
ПОЛНОЧЬ23:39
Расписание на месяц

«Воистину, намаз предписан верующим в определенное время»
[ ан-Ниса, 103 ]